Сергей Корнев (kornev) wrote in polusa_ru,
Сергей Корнев
kornev
polusa_ru

Чуть больше, чем "краеведение"

Основная проблема в том, что большинство регионалистов ориентированы на "краеведение", на "реалии" региона и хотят отталкиваться от этих "реалий". Между тем, мы находимся в ситуации, когда требуется не "крае-ведение", а "крае-творение". По России обезличивающий каток прошелся слишком глубоко, и в большинстве мест придется начинать с чистого листа. И не вполне ясно, как это делать. Нижеследующий текст о Перми в большей мере посвящен "методологии процесса". Поэтому я помещаю его в отдельную ветку, оставляя предыдущую по Перми для более «взвешенных» предложений. Данный текст адресован не только тем, кому интересна Пермь, но главным образом - всем, кого заботит "проблема старта" в "типичном" регионе.

Пермская обитель

Пермский край - это «образцовый» регион в смысле контраста между колоссальным внутренним потенциалом и жалкой «совковой» обезличенностью. Это делает его идеальным полигоном для мысленного эксперимента. Попробуем довести до ума технологию инициации имидж-бренда «снизу», которая частично была продемонстрирована на примере Карелии, где за основу бралась местная языческая экзотика и озерная топология.

По своей географии, природе, ресурсам, экономике и демографии Пермский край отражает все многообразие русского мира и все его проблемы. Это Россия в миниатюре. Природные ресурсы и человеческий потенциал Перми соответствуют уровню самостоятельного европейского государства. Почти трехмиллионное население живет на территории, которая по площади примерно равна Австрии и Венгрии, и при этом напичкана всеми возможными ресурсами: от нефти, леса и чистой воды до хромитов и алмазов. Столица региона - город Пермь с населением в миллион человек. Странный мегаполис, затерянный в болотистой тайге, все еще ждет своего пробуждения.

Основой для регионального бренда должно быть нечто не только характерное для региона, но и известное за его пределами. В домосковскую эпоху «Великая Биармия» входила в сферу притяжения Новгородской республики. Но в отличие от Новгорода, Смоленска, Рязани, собственная история края слишком заурядна, чтобы делать из нее предмет культа. Выбор невелик: наиболее известное отличие региона - «пермский период» в геологической истории Земли. Не будем изобретать велосипед и пойдем по стопам местного губернатора, однажды предложившего устроить в регионе «Парк пермского периода». Только мы пойдем до конца и попробуем осуществить абсурдную, на первый взгляд, идею: целиком выстроить региональную идентичность вокруг палеонтологии пермского периода.

Что мы знаем о пермском периоде? «Пермские первозвери» - ключевое звено в эволюции млекопитающих. Пермь - земля Великого Пробуждения, где каменная летопись наиболее подробно зафиксировала переход от рептилий к ранним млекопитающим. Именно здесь, на Северной Двине, произошел прорыв: в жилах наших предков впервые забила горячая кровь. Закончилось полусонное рептилийное существование, в мозге развился неокортекс и на смену голым рефлексам пришел тот тип эмоционально-рассудочного бодрствования, который объединяет людей с высшими животными.

Не обошлось без трагедии. Пермские первозвери, пушистые и продвинутые, были побеждены гигантскими ящерами - грубыми, примитивными существами с куриным мозгом, у которых за душой была только голая сила, наглость, злоба и хищничество. Долгие миллионы лет нашим предкам пришлось терпеть это иго и прятаться под землей. Но они не стали сдаваться или биться в истерике: там, под землей, они развивались и совершенствовались, становились умнее, быстрее, добрее друг к другу, брали не силой, а интеллектом и упорством. И в конце концов, они вышли на божий свет, вытеснили динозавров из биосферы и вернули свою землю себе. Не это ли – «Пермский Путь»?

В пику чуждой «динозавромании», символом новой идентичности будет почитание Великих Титанов Перми, незаслуженно забытых потомками. Могучие и величественные первозвери пермской эпохи в полной мере обладали тем колоссальным потенциалом для развития, который реализовали их потомки. Погибнув в схватке с врагом, они навечно стали подземными покровителями Пермской земли.

Трагическая и поучительная история пермских первозверей вполне достойна того, чтобы стать центральным символом региональной идентичности. И одновременно - эзоповым языком агитации в период, когда свобода слова оказалась под вопросом. Идея «реванша млекопитающих и конечной победы над рептилиями» способна вместить в себя все разновидности загоняемого под землю альтернативного дискурса, и даже придать ему необходимую бодрость. Временное поражение - это не свидетельство второсортности, коль скоро даже в природе более совершенное может быть остановлено менее совершенным.

Базовый миф готов, переходим к строительству бренда.

Следующий шаг - правильный нейминг. Из множества первозверей нужно отобрать наиболее перспективных и дать им нормальные благозвучные имена. Пока подходящим именем обладает только один зверек - маленькая Двиния, внешне похожая на «безумную белку» из «Ледникового периода». В поиске верных имен можно воспользоваться заимствованиями из дохристианских культов пермской земли. Важное замечание: отбираемые персонажи могут жить не только в пермском периоде, - годятся их потомки из юрского и триасового. Главное: это - обитатели Пермской земли, о чем свидетельствует каменная летопись.

Третий шаг: каждому имени нужно сопоставить свой образ, свою историю и свою философию. Пермские первозвери должны восприниматься как личности с собственным уникальным обликом и характером, по аналогии с животными-героями народных сказок (волк, лиса, заяц и др.) Это делается не хаотически, а на основе единого плана, с целью исключить дублирование и максимально четко позиционировать зверей по отношению друг к другу. Далее готовая матрица образов наполняется содержанием. На этом этапе идея может давать экономический эффект: от пресловутого «Парка» для туристов до сказок, мультфильмов, компьютерных игр, сувенирной продукции, детских игрушек, опирающихся на канву нового мифа.

Новый этап: вокруг каждого зверя возникает тотемический культ, вбирающий в себя осколки древнепермского язычества и элементы православия. Культ поддерживает «клан посвященных» или «тотемический Орден» - особый для каждого зверя. Разумеется, «религия» здесь - только предлог для самоорганизации. На самом деле это - ролевая игра на реальном пространстве. От «настоящей» многопользовательской онлайн-игры она отличается только большей свободой и импровизацией.

Кстати, уподобляя этот проект онлайн-игре, мы отнюдь не понижаем его статус, а наоборот, выставляем «планку», до которой еще нужно подняться. Масштаб экономики внутри некоторых MMORPG, таких как Entropia Universe или Everquest, сравнимы с таковым у реальных государств, причем игровые деньги могут обмениваться на реальные в банкоматах по твердому курсу.

Здесь необходимо разъяснить одно часто встречающееся заблуждение. Казалось бы, если наша цель – стимулировать самоорганизацию творческих сил региона, то причем здесь игра? Не проще ли выйти на площадь и крикнуть что-нибудь пафосное: «Сплотимся, возродим Святую Русь!» - Конечно, если подразумевать под «серьезностью» не действенность, а монументальный пафос. Провозвестники «общего дела», желая «спасти народ», почему-то уверены, что это «общее дело» должно быть чем-то надрывным и бессмысленном, вроде махания кайлом по 20 часов в сутки. Но махание кайлом народ не спасет, и чаемое общее дело должно соответствовать реалиям постиндустриальной эпохи. «Общее дело» должно производить не мобилизационный, а стимулирующий эффект: должно быть не инструментом коллективного самопожертвования, а стимулом для творчества и индивидуального развития. Другими словами, вместо обращения к «Сверх-Я» и сопутствующего морального ступора, это «общее дело» должно оживлять, обращать человека к творческим ресурсам Бессознательного. «Общее дело» - это всего лишь «каша из топора». Все, что от него требуется, - как можно меньше ступора и как можно больше стимулов для творчества. «Многопользовательская игра» с вполне реальными последствиями и есть этот «топор». В конце концов и «сплотимся», и «возродим», - только иначе, чем это делали на «стройках коммунизма».

Можно смоделировать три этапа дальнейшего развитие проекта.

1. Конструирование «языческого» культа и его вращивание в быт и культуру региона

Для начала - оборудование «культовых мест», «святилищ», установка «тотемных идолов», проведение праздников и «ритуальных представлений», организация «хаджа» к местам палеонтологических раскопок, изготовление разнообразных предметов культа, амулетов, статуэток и т.п. В качестве побочного экономического эффекта получаем расширение базы для туризма и создание обширного поля приложения для местного художественного творчества. В перспективе - строительство храмов, выполненных и декорированных в уникальном пермском стиле. Есть где развернуться художникам и архитекторам! Для нужд культа уточняется теология, разрабатывается календарь, годовой цикл праздничных дат, зодиакальный круг. Каждый тотем выполняет собственную функцию, осуществляя покровительство какой-либо важной стороне человеческой жизни. Культ сопровождается песнопениями и музыкой: полная свобода для творчества местных музыкантов. Далее - «национальная кухня». «Правильные» блюда имитируют предполагаемый вкус ископаемых животных пермского периода, приправленных ископаемыми растениями. Стопроцентный пермяк с закрытыми глазами отличит текодонта, поджаренного на вертеле, от парейзавра, тушеного в листьях гинкго. Открываются рестораны экзотической пермской кухни. На очереди - дизайн одежды и т.п.
Жесткое законодательство РФ о религии тут не помеха. Достаточно таких разрешенных форм объединения, как клубы по интересам, общественные организации, спортивные общества, коммерческие структуры и т.д. При нужде, религиозный ритуал может быть оформлен как «театрализованное представление», а жертвоприношения тотемам - как продажа изделий народного творчества.

Для пущей легитимности, символом «новой тотемической религии» может стать ныне действующий пермский герб: огромный четвероногий зверь, несущий на спине Священную Книгу. Точнее, наоборот: нынешний пермский герб может быть прочно ассимилирован новым культом и превращен в его легитимный символ. Таким образом, новый имидж-бренд уже заранее закреплен в символике региона.

2. Мягкое проникновение в общественную жизнь региона.
Тактический прием - «взаимное соперничество орденов», в которое втягиваются окружающие. Необходимо нейтрализовать естественно возникающее противопоставление между «тотемистами» и «всем остальным населением». Нужно использовать любую возможность сделать для города что-то бескорыстное и очевидно полезное. Кроме того, нужно взять за правило, что по всем безразличным для движения вопросам, волнующим жителей, часть орденов должна активно выступать «За», а другая часть - «Против». Речь идет не только о местной политике, но о культуре, о спорте. Собственное соперничество, соревнование орденов инициируется именно в этих двух сферах.

Для собирающихся вокруг орденов креативных команд дружеское соревнование - вполне естественный процесс. Творчество «во славу своего тотема» может принимать любые формы и затрагивать любые сферы жизни. Важно, чтобы это творчество не ограничивалось только «обустройством культа» и было обращено к населению региона, вовлекало его в «состязание» в качестве публики и арбитра.

Другое направление - спорт и спортивные игры. Вполне естественно, что «звериный» культ будет уделять особое внимание воспитанию «жизненной силы» у своих адептов. Реализация этой идеи зависит от того, какого рода людей удастся привлечь к движению с самого начала. Приоритет отдается тем видам спорта, которые зрелищны, привлекательны для молодежи и воспитывают командный дух. Футбол и пейнтбол, мотогонки, спортивное ориентирование на местности, игры «на выживание» в дремучей тайге и т.п. Нет ничего зазорного в том, чтобы организовать хотя бы турнир по компьютерным играм. В идеале, нужно придумать «свою игру», уникальный «пермский вид спорта».

3. Альтернативная биополитика

Укрепившись и наладив связи с региональным бизнес-сообществом, можно начинать борьбу за самый ценный ресурс региона, который сегодня никем не используется и выбрасывается «в отвал». Речь идет о талантливых и творческих детях из семей, которые не способны обеспечить им доступ к полноценному образованию. Многие сегодня ратуют за «повышение рождаемости», но уже родившиеся для них - просто мусор под ногами, в «лучшем случае» - пушечное мясо для охраны нефтяной трубы. Этот никому не нужный «камень, выброшенный строителем» и будет основанием для создания новой региональной элиты.

С практической точки зрения идея проста: искать в «глубинке» одаренных, творческих, трудолюбивых детей, частично опираясь на уже существующие методы отбора (школьные олимпиады и т.п.). Найдя, поддерживать их материально, направлять их воспитание и развитие. Потом - оплатить обучение в лучших вузах. Потом - помочь с трудоустройством, например, в той же самой компании, которая оплачивала обучение. А еще лучше - собрать их в команду и сформировать настоящую «креативную корпорацию». Фактически, нужно делать то, что при нормальной ситуации делала бы русская национальная община России. Но последняя как деятельный субъект не существует, это лишь идеологическая абстракция, «собирательное название».

Что сегодня является препятствием? Не отсутствие потенциальных меценатов, а их недоверие к существующим формам благотворительности. Все прекрасно знают, что деньги разворуют или направят не туда, куда следует. Чтобы механизм заработал, требуется бескорыстный посредник или посредник, который самим механизмом процесса лишается какой-либо возможности «получить свой процент». Второе условие - персонализация спонсорства. Получателем должен быть не безликий «фонд», а конкретная личность. Спонсор имеет возможность выбрать из списка кандидатур, кого именно он хотел бы видеть в числе своих питомцев.

Система могла бы выглядеть следующим образом. Формируется список подходящих детей, отобранных по специальным критериям (все данные абсолютно прозрачны). Список передается потенциальному спонсору из числа «лучших людей города», который выбирает тех, кого сочтет нужным. Избранный получает грант - без каких-либо обязательств, помимо обязанности упорно учиться. Далее за его судьбой на общественных началах следит специальный наставник, который наблюдает за судьбой подопечного, помогает ему советами, информирует спонсора о его успехах и т.п.

Никакой «идеологический довесок» не прилагается. Если за организацию этой системы возьмутся пермские «ордена», они не должны навязывать воспитанникам приверженность к «тотемическим культам», исповедание «пермского регионализма». Культовый антураж - всего лишь игра, «топор для каши». Правильная трансформация в сознании подопечных произойдет сама собой, естественным образом. Люди неглупые сами увидят и оценят: кто им помогает, кто дает им шанс. Сам процесс наделен мощным формирующим потенциалом. Можно гарантировать, что большинство воспитанников впоследствии либо составят цвет и опору пермского края, либо станут его надежными друзьями в других регионах России и за рубежом.

Это лишь один из множества серьезных проектов, которые могут взять на себя креативные сообщества региона. Возможности безграничны, требуется только желание и немного конструктивной фантазии. Важно вести себя на своей земле именно как хозяева, не позволяя никому решать за себя, думать за себя, жить за себя, навязывать себе роль изгоя и «стоящего в стороне». Нужно почувствовать, что Пермский край - это земля обетованная, рай, лучшее место на планете, - именно потому, что принадлежит тебе. И если в этом хоть немного помогут чудные зверушки, когда-то обитавшие на этой земле, нужно сказать им спасибо.
Tags: Пермь, концепты регионализма, региональные бренды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments